Воспоминания БМУ | Гореликова (Максимова) Вера Ефимовна

Гореликова (Максимова) Вера Ефимовна

Гореликова (Максимова) Вера Ефимовна

Я родилась 14 сентября 1932 г. в деревне Большая Бобровка Выгорского сельсовета Всходского района Смоленской области.
Хорошо помню, как 25 марта 1942г. фашисты выгнали нас из дома и погнали пешком в неизвестном направлении. Тех, кто не мог идти, немедленно расстреливали. На ночь загнали нас в сарай, где стояли немецкие лошади. Сначала нас привезли в г. Рославль, а затем еще дальше, в г. Карачев, где поместили в лагерь вместе с военнопленными. Сам лагерь находился на окраине, за ним рос густой осинник. Наших мам выгоняли на принудительные работы вместе с военнопленными. Тех, кто не мог работать, выносили на руках. Совсем слабых немцы расстреливали в осиннике, на глазах у остальных. Через полгода нас перевезли в Бобруйск, а оттуда в первых 4 вагонах (в остальных перевозили немецкую технику) – в Жлобин. Наши мамы неустанно повторяли, что мы как пушечное мясо, потому что партизаны постоянно взрывали поезда на этом направлении, и женщины боялись, что и нас постигнет та же участь. В Жлобине нас держали до 1944 г., а затем перевезли еще за 60 километров, в деревню Печки.
С содроганием я вспоминаю это время…
Сначала немцы забрали молодежь в Германию, рыть окопы. Потом фашисты стали забирать детей. На рассвете ворвались с собаками к нам в барак. Выгнали на улицу всех, даже больных тифом. Под дулами пулеметов отбирали детей от 6 до 12 лет якобы для того, чтобы спасти молодое поколение. Больные лежали на траве поодаль. Мама, чтобы спасти нас, тихонько велела нам ложиться к тифозным. У меня получилось, а младшую сестру немцы схватили. Мама бросилась за ней, и эти нелюди натравили на нее собаку. Уже около машины фашисты спросили, сколько лет сестре, она показала ладошку, и ее отпихнули обратно. Мама, вся в крови, прижала ее к себе, и, несмотря на боль, была счастлива от того, что сумела уберечь своих детей.
Освободили нас в августе 1944 г. Наши солдаты в детском бараке обнаружили 800 обескровленных детей. Их использовали как доноров для немецких солдат…
После освобождения мы вернулись домой, где все было сожжено и заминировано. Осиротев, в апреле 1947 г. мы с сестрой уехали к родственникам. А достигнув совершеннолетия, я приехала на строительство Новокуйбышевска.

Азовская Карина, 14 лет, МБОУ ДО «ДХШ», преподаватель Конев В.В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *