Великий сказочник Александр Роу

Александр Артурович Роу

Сказка – великая духовная культура народа, которую мы собираем по крохам, и через сказку раскрывается перед нами тысячелетняя история народа.

Алексей Николаевич Толстой

Сказка приходит к нам с голосом матери. Именно она вводит ребенка в волшебный мир, населенный необычными героями и фантастическими существами. Сказка первой объясняет ребенку понятия добра и зла, учит проводить четкую грань между ними, показывает вечную борьбу этих непримиримых антагонистов, борьбу добра за любовь, правду, справедливость, формируя у детей в будущем определенные образцы поведения. И малыши понимают язык сказок лучше, чем строгие нравоучения и нудные объяснения взрослых. Сказки не только развлекают, но и помогают отучить детей от самых разных вредных привычек, избавить от страхов, научить более уверенному поведению, умению защищать себя, находить выход из сложных ситуаций. Через сказки родители могут донести ребенку и свой жизненный опыт, и свое мировоззрение, и свои моральные принципы. Как сказал великий Альберт Эйнштейн:

«Если вы хотите, чтобы ваши дети были умными – читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее – читайте им больше сказок»

8 марта 2021 года исполняется 115 лет со дня рождения удивительного человека, который в XX веке познакомил с русской сказкой миллионы и миллионы жителей нашей страны: нас, наших родителей, наших детей и внуков, наших бабушек и дедушек. Имя этого легендарного сказочника – Александр Артурович Роу. Он один из немногих отечественных кинорежиссеров, посвятивших свою творческую жизнь созданию фильмов–сказок, и лучший, (наряду с Александром Птушко), киносказочник страны. Мало кому, как Роу, удалось так ярко выразить дух русской сказки. И в этом заключается определенный парадокс. Как мог добиться такой глубины понимания народной сказки человек, не имевший русских корней? Как известно, отец Александра, Артур Роу, был по национальности ирландцем, а мама будущего сказочника — гречанка. Но, обо всем по порядку.

Ему суждено было родиться в самом древнем городе Ивановской области, где в излучине Волги, на семи холмах, в окружении березовых рощ, расположился славный русский городок Юрьевец.

Город Юрьевец начало XX века

Здесь с 1905 года жил и работал по контракту его отец – Артур Уильям Роу, инженер, приехавший в Россию налаживать мукомольное производство. В Юрьевце он женился на гречанке Юлии Каргеоргий – маме будущего сказочника.

В детстве на каждого из нас влияют некие изначальные образы, создающие наше мировосприятие, формирующие нашу личность и, как следствие, в чем–то определяющие всю дальнейшую жизнь. Когда через много-много лет у уже известного всеми кинорежиссера, народного артиста РСФСР, Александра Артуровича Роу спросили, как бы он определил символ своего творчества, он ответил:

«Не знаю почему, но мне кажется это роща. Березовая роща как на картинах Михаила Нестерова»

В подтверждении этих слов мастера внимательный зритель увидит, что практически во всех фильмах кинорежиссера всегда присутствуют легкие, светлые, почти прозрачные березки.

Маленький Саша Роу в Юрьевце

В Юрьевце прошли первые 10 лет безмятежной жизни маленького Саши. Все изменилось с началом Первой мировой войны. В 1914 году Артур Роу вернулся в Ирландию, оставив в России семью. Саша с мамой были вынуждены переехать в Сергиев Посад. Тогда этот подмосковный город носил название Загорск.

 

 

 

 

Город Сергиев Посад (Загорск) в начале XX века

И опять маленький Саша оказался в окружении красоты. На сей раз красоты древнерусской церковной архитектуры, огромного количества церквей, храмовых стен и куполов соборов, древних легенд и сказаний. Их в это время Саша Роу слышал большое количество. И мама мальчика знала бесчисленное множество сказок, да и в самом древнем Загорске всегда было много сказителей. Но времена менялись. Мать с трудом находила деньги на содержание семьи. И десятилетний Саша стал ей помогать. Большинство жителей Загорска занимались торговлей и обслуживанием паломников. Саше приходилось продавать на рынке спички, гребешки, игрушки, которыми его снабжали ремесленники–кустари. В это же время он начинает прислуживать в церкви. Его увлекала красочность торжественных религиозных служб, пение многоголосых хоров. Несмотря на непростые жизненные обстоятельства, Саша относился к невзгодам без жалоб и печали, сохранив это качество характера на всю жизнь.

 

 

Саша Роу после переезда в Загорск

После окончания семилетней школы юный Роу поступает в промышленно-экономический техникум. Но его душа тянется к искусству. Особенно привлекал внимание Александра нарождающийся в стране кинематограф. Очень скоро молодой человек оказывается в Москве, среди учеников киношколы Бориса Чайковского. Затем учится в драматическом техникуме им. Ермоловой, но артистом не становится. Одновременно с учебой, в 1930 году, его принимают на старейшую киностудию страны — «Межрабпомфильм», которую вскоре переименуют в «Союздетфильм».

«Тогда я был юным, стройным, даже худеньким, и с большой шевелюрой, естественно. Работал я сначала помощником режиссера, затем ассистентом режиссера у Якова Протазанова», — вспоминал Александр Роу.

Александр Артурович учился у опытного Протазанова на фильмах «Праздник святого Йоргена» (1930г.), «Марионетки» (1934г.) и «Бесприданница» (1936г.), а также на картинах других режиссеров.

Яков Протазанов – мэтр советского кино, учитель Роу

Владимир Швейцер, по сценариям которого впоследствии Роу снял несколько картин, пишет о своем друге так: «Мечтательность, фантазия уживались в нем с деловитостью. <…> Протазанов научил Роу кинематографу как профессии. Путь же в кинематографе он выбрал для себя сам. Я был свидетелем. Много раз Александр Артурович говорил, что, придя в кино, он точно знал, что будет снимать. А снимать он начал сказки».

Уже в 1938 году ему доверяют первую самостоятельную режиссерскую работу – фильм-сказку «По щучьему велению». Картину ждал настоящий триумф. Роу понимал, что без чудес сказки не бывает. В те времена понятия компьютерной графики, как и современной техники, не было и в помине, поэтому Александр Артурович уделил особое внимание комбинированным съемкам. Причем, не отдавая их на откуп своим помощникам, а лично контролируя процесс. В результате, в картине у него заговорили животные, задвигались предметы, включая крупногабаритную печку. Это привело в восторг не только детей, но и взрослых, и режиссеру сразу же заказали новую сказку.

 

 

Любопытный факт: черно-белый фильм «По щучьему велению» в мировой прокат вышел одновременно с голливудским цветным мюзиклом «Багдадский вор». И, по мнению зарубежных кинокритиков, наша скромная по бюджету лента затмила дорогой американский блокбастер. Восторженные отклики на фильм «По щучьему велению» из шведских и итальянских изданий с удовольствием перепечатывала газета «Правда» — рупор Страны Советов, не замеченная ранее в симпатиях к прессе буржуазного мира капитализма.

И в дальнейшем Александр Роу займется постановкой вариаций на знаменитые русские народные сказки.

Александр Роу в начале творческого пути

Уже через год, в 1939 году, на киноэкраны страны выйдет фильм «Василиса Прекрасная», основанный на русской народной сказке «Царевна–лягушка».

В картине дебютирует звезда экрана 1930-40-х годов — Сергей Столяров («Цирк»). Здесь же, в роли Меланьи Саввичны, снялась супруга режиссера, уже известная к тому времени ленинградская актриса театра и кино Ирина Зарубина («Гроза», «Петр Первый»).

 

 

 

Актер Сергей Столяров и актриса Ирина Зарубина

И, конечно, непревзойденный Георгий Милляр, не только любимый актер Роу, принявший участие во всех фильмах мастера, но и его близкий друг в жизни.

«Мы с Артурычем, как–то понимали друг друга. Но это в работе. Артурыч понимал меня и в житейских ситуациях. Бывают и разногласие, бывают и споры. Потом мне нравился его реалистический подход к сказке. это делало сказку серьезным делом», — вспоминал актер.

Об их дружбе красноречиво говорит тот факт, что когда Сергей Бондарчук пригласил Георгия Милляра сыграть яркий эпизод старого барабанщика в картине «Ватерлоо», актер отказался, сказав: «Я не смогу, я буду сниматься у Роу».

Для фильмов Роу 1930-40-х годов характерны и творческая свобода, и легкая ироничная фантазия, и искрометный юмор, и совершенные, на тот момент, комбинированные съемки, а также отсутствие, как ни странно, идеологического пафоса.

А потом началась Великая Отечественная война. Стране нужен был патриотический фильм с эпическим сюжетом. Выбор пал на сказку «Кащей Бессмертный». Подбирая актера на роль главного злодея, и режиссер Роу, и сценарист Швейцер сошлись во мнении, что его должен сыграть Георгий Милляр. Во время съемок актер переболел малярией, и весил, по его словам, «45 килограммов с ботинками», чем сильно походил на живой скелет.

 

Георгий Милляр в роли Кащея Бессмертного

И это как нельзя лучше подходило к инфернальному образу гитлеровского фашизма. А победил вселенское зло русский былинный герой Никита Кожемяка, в исполнении все того же Сергея Столярова. В фильме впервые возникла драматическая интонация, впрочем, вполне оправданная в условиях военного времени.

После войны Александр Артурович продолжил снимать вариации русских народных сказок: («Марья– искусница» (1959г.), «Морозко» (1964 г.), «Огонь, вода и медные трубы» (1968г.), «Варвара–краса — длинная коса» (1969г.), «Золотые рога» (1972г.).

Другим направлением творчества Роу стала экранизация классических сказочных произведений русской и мировой литературы: «Майская ночь, или Утопленница» (1952г.), «Новые похождения Кота в сапогах» (1958г.), «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1961г.), а также современных литературных сказок — «Королевство кривых зеркал» (1963г.).

В 1960 году совместно с режиссёром-балетмейстером Ростиславом Захаровым Александр Артурович поставил фильм-балет «Хрустальный башмачок». Все эти ленты сняты в традициях русского фольклора, в лирико-комедийном ключе, но с элементами сатиры.

«Работать с ним было интересно и радостно. Он проявлял заботу о творческой группе. Если кто–то заболел, Роу едет в больницу. Любой кинематографист со студии им. Горького мог обратиться к нему, и он никогда не отказывал в помощи. Его звали Артурыч – толстый, веселый, обаятельный человек, огромного сердца и порядочности. Консерватор в комплектовании творческой группы. Из картины в картину в съемочной группе у него были одни и те же люди. Роу не каждый год работал, были простои и люди ждали, когда он начнет снимать, чтобы присоединиться к нему. Многие и ассистенты режиссера, и операторы отказывались работать на других картинах, чтобы сотрудничать с Роу. При всей его доброте он был чрезвычайно требовательным. Роу очень любил актеров. Он никогда не оскорблял их, поэтому к нему всегда шли работать с удовольствием. У него даже было такое поощрение. Александр Артурович очень любил пить чай. На съемочной площадке был культ чая. Сам режиссер пил и таким образом награждал актеров. Еще один любитель чая — Михаил Пуговкин. Если сцену с ним сняли хорошо, Роу давал команду: «Чай Пуговкину». И тому торжественно приносили чашку чая, а на площадке начинался праздник.

У Александра Артуровича часто снимались и непрофессиональные актеры. Всем своим героям он внушал: «Не любуйтесь собой, не смотритесь в зеркало. Не думайте, что лучше вас нет никого». Наставляя других, он и сам никогда не был снобом: «Подай машину, подай Волгу». Вместе со всеми ехал в автобусе и ждал, пока группа закончит работу на съемочной площадке. В буфете Роу всегда стоял в общей очереди с подносом и не понимал– как это без очереди. Он создавал вокруг себя такую среду, где не было зависти. Каждый радовался удаче другого. На съемках Александр Артурович любил, чтобы все были рядом, как единая семья, где он был главою. К Роу шли по любви, и он отвечал любовью. Он даже завел традицию отмечать дни рождения всех именинников, участвующих в съемках. И на студии тогда была такая поразительная нравственная атмосфера.

А как он защищал свои фильмы и своих коллег! После того, как был закончен фильм «Марья – искусница», картину повезли в комитет кинематографии. Там спецкомиссия давала разрешение на прокат кинокартины и присваивала фильму категорию. Роу уехал сдавать фильм, а вся съемочная группа сидела и ждала результата. Наконец Александр Артурович приезжает – фильм приняли. Но приказали вырезать из него «танец пиратов». В комиссии оказался один «бдительный товарищ», который сказал: «А вы знаете, ведь могут подумать, что мы сделали пародию на членов Политбюро КПСС». Он даже не поленился подсчитать количество пиратов. Их оказалось столько же, сколько и руководителей государства. Но Роу отстоял этот эпизод!

«Та теплота и доброжелательность, которую заложил в нас Роу, и наше отношение привязанности к этому великому режиссеру, до сих пор согревают нас, вспоминая о тех замечательных моментах, которые мы провели с Роу. При этом становится теплее на душе и радостнее в жизни», — вспоминал постоянный кинооператор Роу — Леонид Акимов.

Об искрометном юморе и любви к розыгрышам Роу ходили легенды. Однажды на съемках он – знаток хорошего чая и любитель чаепитий, послал народного артиста Александра Хвылю (актера, сыгравшего роль Морозко) в автомагазин за запчастями для съемочного УАЗика, и убедил актера, что у продавцов, в условиях дефицита, можно приобрести отличный индийский чай. И даже дал 10 рублей для его покупки. Нужно было присутствовать при «беседе» народного артиста с продавцами, объясняющими уважаемому актеру, что кроме машинного масла у них в подсобных помещениях ничего нет. Или история с ирландским наследством, которое получил Роу. Однажды в газете «Известия» появилась маленькая заметка о том, что разыскивается Александр Артурович Роу для получения наследства из Ирландии. Своим друзьям Роу сообщил, что отец его умер и разделил свое имущество на всех родственников. У Александру Артуровичу отцовских денег хватило на покупку фотоаппарата и нового пиджака. Но, так как вся Москва уже строила догадки о размере наследства, режиссер попросил своего ближайшего друга, оператора Акимова, рассказать на студии «Мосфильм», что Роу получил в наследство два парохода и, (пардон), публичный дом. И теперь, став богатым человеком, Александр Артурович, якобы, размышляет, стоит ли ему и дальше снимать свои сказки. В тот же вечер эта байка обошла всю Москву, вызвав нешуточный переполох в киношных кругах…

Александр Роу не только снимал из фильма в фильм своих любимых актеров — Георгия Милляра, Александра Хвылю, Анатолия Кубацкого, но и давал путевку в большое кино молодым актерам и актрисам – Татьяне Конюховой («Майская ночь, или Утопленница»), Людмиле Хитяевой («Вечера на хуторе близ Диканьки»), Наталье Седых и, конечно, Инне Чуриковой ( Марфушенька-душенька из «Морозко»). На одной из встреч с юным зрителем в московском кинотеатре «Космос» Роу попросил Инну Чурикову прочитать какое–нибудь стихотворение. Актриса прочитала серьезные строки. Весь зал «завис»! И тут, при полном молчании, Роу сказал: «Ребята, перед нами будущая великая актриса!» Как же он оказался прав…

Безусловно, вершиной его сказочного киномира стал фильм «Морозко», где в простом, незамысловатом сюжете перед зрителем открывается целая вселенная народного фольклора. Фильм настолько хорош, что вот уже 55 лет его смотрят и разбирают на цитаты. В 1965 году фильм «Морозко» получил приз «Лев Сан-Марко» (Гран-при) XXVI Венецианского кинофестиваля. Тогда об этом успехе в СССР забыли объявить… А знаменитый американский режиссер и продюсер Стивен Спилберг до сих пор уверяет, что советский фильм «Морозко» стал предтечей многих киношедевров Голливуда.

За свою 45-летнюю творческую жизнь Александр Артурович Роу, экранизируя, в основном, русский фольклор, народные сказки и их литературные обработки, старался донести не только содержание и мораль, но и дух и нравственные традиции русского Отечества. Его картины проникнуты поэтическим очарованием, несгибаемым оптимизмом, искрящимся юмором и добрым озорством. В них много музыки и волшебных персонажей. Иногда в фильмах Роу проскакивают современные словечки, поговорки, бытовые подробности, что является подтруниванием и подшучиванием над зрителем и вовлекает его самого в веселую сказочную феерию.

В одном из своих интервью, недавно ушедший от нас кинорежиссер, сценарист и художественный руководитель детского журнала «Ералаш» Борис Грачевский рассказывал:

«Когда Александр Роу получил двухкомнатную квартиру, то пригласил художника Арсения Клопотовского, который с ним работал. Тот ему в прихожей нарисовал лес, травку, грибочки, солнышко. И тогда я понял, что только такой большой ребенок может себе позволить так разрисовать прихожую. Он сам, несмотря на свое ирландское происхождение, был как русская сказка – добрым, наивным ребенком, без оглядки на свой возраст».

Наверное, в этих словах мудрого человека и таится разгадка творческого успеха этого великого сказочника, сумевшего покорить множество детских душ и посеять в них разумное, доброе, вечное.

А.Куликов

Фото и видео из открытых источников интернета.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *