Ольга Владимировна Кононюк

Ольга Снарская, 1953 г.

Ольга Владимировна Кононюк (в девичестве Снарская) родилась 26 февраля 1933 года в городе Вольске Саратовской области в интеллигентной семье учительницы и директора завода. Кроме маленькой Оли, в семье подрастал ещё брат Константин.
Счастливая жизнь закончилась в одночасье: отца, Владимира Павловича, вступившегося за арестованного друга, исключили из рядов ВКП(б) «за либеральное отношение к врагу народа», а впоследствии и тоже арестовали.
Только в сентябре маме — Лидии Ивановне — разрешили свидание с мужем. В первое же мгновение она поняла, как обращаются с заключёнными: без двух передних зубов, худой, постаревший, он мало был похож на здорового, крепкого, жизнелюбивого человека из той счастливой жизни.
Это горькое свидание в Саратовской тюрьме было первым и последним. Через месяц перестали брать передачи и довели до сведения, что Владимир Павлович Снарский находится в северных лагерях без права переписки, а это означало, что его уже нет в живых. Как удалось выяснить, приговор в отношении отца Ольги Владимировны был приведён в исполнение 20.01.38 г. Реабилитирован он был только посмертно.
Семья осталась без защитника и кормильца, но вскоре Снарских постигло очередное горе: 7 декабря 1937 года арестовали и маму, Лидию Ивановну. Из саратовского дома, в котором всё напоминало о счастливой жизни, их выселили. Маленькую Олю и десятилетнего Костю отправили в детприемник, в котором находились дети арестованных. Когда разлучали мать и детей, та громко закричала, понимая, что теряет самое дорогое, что у неё было в жизни: «Дайте с детьми проститься!» Прощались через окно.

Снарские Л. И. и В. П., снимок сделан незадолго до ареста

Из детприемника брат и сестра на два года попали в детский дом. И неизвестно, как бы сложилась судьба Кости и Оли, если бы не забота и любовь многим рисковавших родственников, которые с помощью друзей Владимира Павловича смогли забрать детей: бабушка — внучку, Павел Павлович (брат отца) — Костю.

Кононюк О. В., 2010 г.

Лидию Ивановну арестовали и отправили в Саранскую тюрьму, но т. к. она была переполнена, на восемь месяцев поместили в столярную мастерскую.
Как вспоминала Лидия Снарская, заключённых привезли на машинах, охранники с собаками загнали женщин в телячьи вагоны под крики и сочувственные причитания собравшихся здесь людей. Маршрут — на север: Архангельск — Воркута — Северодвинск. Труд заключённых — нечеловеческий: валили лес, на болотах по пояс в воде зимой собирали клюкву. Через пять лет заболели почки. Перевели на более лёгкий труд — в швейные мастерские к уголовницам. Как здесь было тяжело, мама Ольги Владимировны вспоминала с горечью и болью в голосе.
Восемь лет жизни унесли северные лагеря. Восемь лет бесправия, каторжного труда, голода и холода, бесконечного унижения только за то, что она была женой своего мужа и матерью своих детей. Только четыре буквы – ЧСИР (член семьи изменника Родины) — этого было достаточно, чтобы перечеркнуть жизнь…
После освобождения вместо паспорта Лидия Ивановна получила справку с предписанием жить только на севере страны. Сердце рвалось к сыну и дочери, но чувство опасности, впитавшееся в душу и кровь, останавливало… Но всё же тоска пересилила, и Лидия Ивановна встретилась с сыном, который стал уже совсем взрослым человеком.
А потом была встреча с дочерью в Саратове. Два месяца провела Лидия Ивановна в городе, который напоминал ей о счастливом доме, любимом муже, милых детях. За нарушение паспортного режима её в 24 часа выслали из города. Опять помогли друзья Владимира Павловича: в 1947 году устроили шить бумажные мешки для цемента в Вольске.
В 1955 году Лидии Ивановне вновь пришлось пережить жуткие минуты: чёрная машина, незнакомые люди, приглашение-приказ в машину, без объяснения. Но теперь она услышала то, на что почти, а может, и совсем не надеялась: «Вы реабилитированы, т. к. нет состава преступления, и муж ваш тоже»…
За годы разлуки с матерью Ольга Снарская (впоследствии Кононюк) окончила и школу и поступила в Саратовский нефтяной техникум. Защитив диплом, в августе 1951 года Ольга Владимировна приехала в посёлок Калининградский на строительство нефтеперерабатывающего завода. Поселили молодых специалистов в сараях и в палатках, но молодость, желание участвовать в важном для страны деле превращали бытовые проблемы в маленькие, совсем ничего не значащие неудобства. В новой молодёжной среде Ольга на время забыла о своей причастности к семье «врагов народа»…
Работала в лаборатории НПЗ, в филиале ВНИИ НП, не прекращая работать, окончила Куйбышевский педагогический институт, до 1988 года преподавала в нефтехимическом техникуме технологические дисциплины. Всегда активная, бодрая, жизнерадостная, Ольга Владимировна «заражала» своим оптимизмом окружающих. До последних своих дней (её не стало 10 мая 2013 г.) Ольга Владимировна Кононюк возглавляла городскую общественную организацию «Жертвы политических репрессий».

Как член городского Совета ветеранов, Ольга Владимировна с большим удовольствием встречалась с молодёжью и умела быстро находить общий язык с молодым поколением. Она всячески поддерживала тех, кто, как и она сама, пострадал от репрессий. «Светлый человек»,- говорили про неё все, кто был с ней знаком. И вспоминают Ольгу Владимировну добрым словом и с благодарностью…

Источники.
1. Фото и материалы из фондов МБУК «Музей истории г. Новокуйбышевска.
2. «По праву памяти». Сборник воспоминаний жертв политических репрессий. Офорт. Самара. 2012 г. — 275с., ил.

Комментарии закрыты