Про Петра Первого, кота казанского и лубочные картинки

 

Лубок «Кот казанской, ум астраханской, разум сибирской»

Сегодня мы привыкли узнавать новости из интернета, уже реже – из газет и журналов. Мы жадно следим за последними известиями и не прочь посмеяться над очередной карикатурой, а если картинка острополитическая, то это придает ей дополнительный шарм.

Так было всегда, и если наши предки получали информацию не столь быстро и более дозированно, то за доступность и ее невысокую стоимость можно было не волноваться. Еще задолго до появления телевидения, радио и даже газет был надежный и весьма сатирический способ быть в курсе основных событий. Это были так называемые лубочные картинки.

Считается, что само слово «лубок» ведет свое происхождение от первых досок для оттисков, которые делались из луба — нижнего слоя коры дерева, чаще всего липы. Из этого же материала изготавливались коробы — вместилища для сыпучих продуктов или домашнего скарба. Их нередко раскрашивали живописными узорами с примитивными изображениями людей и животных. Лубом со временем стали называть доски, предназначенные для работы по ним резцом.

Лубочные картинки, яркие, цветные, неизменно с веселым сюжетом и лаконичными и остроумными надписями, печатались сотнями тысяч и стоили необычайно дешево. Неудивительно, что крестьяне с удовольствием приобретали и украшали ими свои избы, а офеню, распространителя лубков, ждали повсюду с нетерпением.

Офеня

Отличительные особенности лубка: схематичность изображения; выделение (размером, цветом, постановкой на первый план) тех изображений, которые раскрывали смысл ситуации; плоскостное изображение; контрастность цветов; их яркость; чистота цвета внутри контура; «залезание» за контур цветового пятна; нарушение законов перспективы, соразмерности отдельных изображаемых объектов, сформировало изобразительную эстетику того, что впоследствии станет рекламой.

Были лубки религиозной направленности, с изображением икон и церковных праздников. Были сказочные и былинные. Были лубки жанровые, картинные, с придуманным сюжетом, и психологические – со свиданиями, свадь­бами, сговорами. Были лубочные картинки обрядовые и календарные. Наконец, существовали лубочные бестиарии, на которых показывались звери и птицы.

Были лубочные картинки и политической направленности. О последних мы сегодня и поговорим, и героем рассматриваемых нами лубков будет первый российский император Петр Великий. Кстати, именно при нем возник этот графический вид народного творчества.

Петр Алексеевич был одним из любимых лубочных персонажей. Причем, народное творчество не обошло стороной ни одну сторону жизни государя – ни личную, ни общественную.

Пожалуй, одной из самых узнаваемых картинок, характеризующих нововведения царя, является лубок, на котором цирюльник бреет бороду раскольнику. Петр, как известно, введший в стране моду на европейское платье, а точнее, почти насильно заставивший Русь изменить свой исконный облик, был большим почитателем всего европейского, и многим блюстителям старины эти новшества пришлись совсем не по вкусу.

Вот как описывается в летописи процесс бритья бород соликамских мужиков: «Дождавшись первого воскресенья, градоначальник шлет к жителям Соликамска повестку явиться к обедне в собор: есть-де указ от двора государева такой, который должны выслушать все и после неведением его отнюдь себя не оправдывать. Когда богослужение было совершено, воевода велит народу приостановиться, сам всходит на амвон и громко прочитывает роковую бумагу за подписью «Петр». Ужас взял православных, сведавших, чего требует император. Лишь только огорченная толпа поворотила к дверям церкви, вдруг встретила насилие. Солдаты схватывают каждого взрослого мужчину: один из стражей держит за руки, другой остригает ему усы и бороду, третий, припавши вниз, обрезывает полы кафтана выше колен. У редких жертв достало смелости оборонять свое лицо и платье; большая часть несчастных, не обращая внимания на гибель наряда, торопилась ловить валившиеся из-под ножниц клочья волос и прятать. Позднее многие завещали положить с собою в гроб свои бороды».

Такой пиетет по отношению растительности на лице в ту пору был вполне понятен, ведь для мужика «бритье бород» было равносильно краху всего мирового миропорядка. Не зря даже в «Домострое» писалось о том, что мужчина в своей жизни не должен делать двух вещей: стричь бороду и есть колбасу.

Примечательно и то, что «жертвой стрижки» на лубке выступает не безымянный мужик, а именно раскольник.

Лубок «Цирюльник и раскольник»

Цирюльник хочет раскольнику бороду стричь. Раскольник говорит цирюльнику: «Слушай, Цирюльник! Я бороды стричь не хочу. Вот гляди, на тебя скоро караул закричу».

Бритьё бороды у старообрядцев считалось грехом, и даже бесовской ересью. Бороды, как известно, не было только у святого Георгия – но ему, как воину, это было позволительно.

Неудивительно, что реформы царя вызвали у старообрядцев очень стойкие «антипетровские» настроения. Именно им приписывается авторство несколько лубочных картинок, негативно представляющих, хотя и в иносказательной форме, реформы Петра I. Особенно популярны были в ту пору листы с изображением кота, в которых противники Петра имели обыкновение поиздеваться над подбритыми «по-кошачьи» усами государя. После смерти царя распространился известный лист со сценой похорон мышами кота, где содержалось множество намеков на то, что кот -это покойный государь, а довольные мыши — земли, завоеванные Петром.

Лубок «Как мыши кота хоронили» (наиболее распространенный вариант)

Многим из вас, наверняка, уже знаком сюжет этого лубка из известной сказки Василия Жуковского, иллюстрированной, кстати, замечательным художником, «мирискусником» Георгием Нарбутом:

Г. Нарбут Иллюстрации к сказке В. Жуковского «Как мыши кота хоронили»

Или из не менее прекрасного стихотворного переложения Николая Заболоцкого с забавными рисунками известного любителя котов Виктора Чижикова:

В. Чижиков Иллюстрация к стихотворению Н. Заболоцкого «Как мыши с котом воевали»

У Жуковского хитрый и опасный кот Мурлыка своей мнимой смертью обманул доверчивых мышей и устроил настоящее побоище.

Заболоцкий ему вторит:

А котище-то как подскочит,
Да как цапнет Культяпку зубами —
И пошел воевать с мышами!
Вот какой он был, котище, хитрый!
Вот какой он был, котище, умный!
Всех мышей он обманул,
Всех он крыс переловил.

Оказывается, история эта пришла из глубины веков, и претерпела множество изменений.

Что касается лубочной традиции, то интерпретаций этого сюжета тут предостаточно: хоронят и зимой, и летом, число мышей варьируется от 22 до 90, да и заняты они все разными делами.

Лубок «Как мыши кота хоронили» (зимний вариант — мышей 90)

Лубок «Как мыши кота хоронили» (летний вариант — мышей 66)

По одной из версий этот лубок – сатирическое изображение похорон Петра. В доказательства приводят сами надписи и изображение духового оркестра, впервые заигравшего именно на похоронах царя. До этого ничего подобного не проводилось, оркестр на траурном мероприятии тоже был европейской традицией и поэтому в России XVIII века произвел сенсацию и, следовательно, попал даже на лубок. В разных вариантах можно найти надписи, порицающие «дела петровы». Например, на одном из лубков изображена мышь с курительной трубкой в зубах, сидящая верхом на другой мыши, которая, в свою очередь, везет бочонок с вином. Надпись над ними гласит: «Мышка тянет табачишко». Это явная отсылка к табакокурению, которое появилось при Петре, как и торговля водкой, которая сначала была частной, а затем превратилась в государственную монополию.

И вообще, все мыши на картинке веселые и деловитые. Сразу видно – празднуют.

Лубок «Как мыши кота хоронили» (фрагменты)

Но вспомним, что веселье закончилось в конце концов мышкиными слезами. Усатый кот-император только притворился мертвым (то есть затаился), чтобы в самый неожиданный момент ожить (то есть выйти из тени) и быстро и безжалостно расправиться со своими врагами-старообрядцами. Так что при всей внешней праздничности и веселии этот лубок несет в себе весьма печальный посыл.

А сюжет этот обрел жизнь не только в изобразительном, но и в прикладном творчестве. В русском музее хранится замечательная композиция конца XIX века авторства богородского мастера А. А. Рыжова под тем же самым названием. Оцените масштаб и искусство мастера!

А. Рыжов «Как мыши кота хоронили» (дерево, кон. XIX века)

Петр Алексеевич был не единственным главой государства, который в образе кота расправлялся с противниками. И если вы думаете, что лубок – это древний пережиток, то взгляните на эту картинку авторства революционера Пантелеймона Лепешинского, датированную 1904 годом, которую часто сокращенно называют «Как меньшевики Ильича хоронили»:

Как мыши кота хоронили» (назидательная сказка. Сочинил не-Жуковский. Посвящается партийным мышам»)

Появилась она после II съезда РСДРП, где и произошел раскол партии на большевиков и меньшевиков. Тогда и заговорили о политической «смерти» Ленина. Этот карикатурный лубок состоит из трех картин. На первой изображен сам Ленин в виде будто бы мертвого кота, вокруг которого радостно пляшут мыши-меньшевики.

Следующие две картинки, изображают последующую расправу. Горе-мыши весьма узнаваемы: мышонок Троцкий остался без хвоста, Дан вместе с Мартовым достались Мурлыке на завтрак, а изображавший «премудрую крысу Онуфрия» Плеханов, защемив хвост между дверьми, повис над бочонком с диалектикой. И снова: «Кончился пир их бедою»!

Надо сказать, что сатирическая традиция изображать подобные события жива и по сию пору: в мультфильме 1990 года «Кот и Ко», нарисованном тоже в лубочном стиле, поведение мышей, плакаты, да и сам образ кота очень напоминают генсека Л. И. Брежнева. Убедитесь сами:

Кадры из м/ф «Кот и Ко», 1990 г.

Еще одним популярным сюжетом, выставляющим Петра в «кошачьем» облике, стал весьма распространенный лубок «Кот казанской, ум астраханской, разум сибирской». Этот изображение исторически очень тесно связано с предыдущим, ведь считается, что речь идет об одном и том же «коте».

Лубок «Кот казанской, ум астраханской, разум сибирской»

Сюжет о казанском мурлыке тоже пришел к нам из древности. Согласно легендам, в средние века в Казани существовала особая порода котов-мышеловов, крупных и свирепых. Один из этого племени, любимец казанского хана, даже сумел предупредить своего хозяина о подкопе под кремлевскую стену во время осады 1552 года.

Если мы обратимся к «Соликамскому летописцу», то сможем прочесть и о другом случае, в котором как раз видна вся воинственность этой породы: «В городе Верхтагиле <…> воевода Рюма Языков заеден Казанским котом, которой был при нём несколько лет безотлучно». Опять предстает перед нами животное свирепое, хитрое, да еще неблагодарное – вот чем отплатил хозяину за столько лет! Справедливости ради нужно сказать, что еще комментаторы летописи писали о том, что не знают, к какой именно породе принадлежал тот казанский кот, умудрившийся одолеть бывалого воина, а историк Анатолий Шашков и вовсе полагал, что речь идет о камышовом коте, который хоть и болотная, но все же рысь.

В эпоху правления дочери Петра Елизаветы I слух о казанской породе дошел и до ушей императрицы. Климат Санкт-Петербурга и полное на тот момент отсутствие химических средств защиты весьма благоволили к ужасающему распространению грызунов. Не избежали их нашествия и императорские дворцы, в которых мыши умудрялись прогрызать даже стены! Поэтому государыня 13 октября 1745 года издает «Указ о высылке ко двору котов», который предписывал доставить в северную столицу 30 усатых и полосатых для «ловления» мышей, в изобилии расплодившихся в недостроенном Зимнем дворце.

С появлением казанских котов ситуация с грызунами начала резко меняться к лучшему. Коты прижились во дворце, поступили на службу, а впоследствии стали одной из достопримечательностей Зимнего дворца уже как музея Эрмитаж.

Вот так один из героев нашего рассказа стал защитником искусства!

Вернемся теперь к другому нашему герою – императору Петру.

Лубок «Кот казанской, ум астраханской, разум сибирской» (разные варианты)

Взгляните внимательнее на изображенного здесь кота – с кем ассоциируются у нас эти глаза навыкате, щеточки усов и устрашающий облик? «Когда въ живности пребывалъ, по цѣлому мышенку глоталъ». Конечно же это царь-реформатор, по мнению блюстителей старины игравший с поддаными, как кот с мышами. Кажется, прямо ощущаешь, как скрежещут его острые когти, опасной своей длиною выходящие за рамку картинки. «Кот казанской, ум астраханской, разумъ сибирскои, славно жилъ, слатко елъ, слапко (тут мы опустим неприличную рифму, но что поделаешь – народный юмор, он весьма соленый). Лубок просто неприкрыто пародирует внешний облик Петра Алексеевича, а надпись – его длинный титул.

Да, не всем были по нраву смелые реформы императора – и это вполне проявилось в народном творчестве.

Но образ Петра в лубке не исчерпывается одной лишь сатирой. Как и у любого правителя у него были свои недостатки и достоинства. Ряд лубочных картин рисует  Петра в привычном нам образе: победоносного воителя:

 

Лубок «Император Петр Великий»

Мудрого управленца:

Лубок «Петр I»

Передового для своего времени человека:

Лубок «Петр I»

Русский лубок стал настоящим зеркалом своего времени, в котором ярко и многогранно отразился и образ царя Петра I.

P. S. По традиции, всех заинтересовавшихся огромным и увлекательным миром русского лубка, мы приглашаем к нам в музей, чтобы в виртуальном филиале Русского музея, обладающим впечатляющей коллекцией этого вида народного искусства познакомиться поближе еще со многими шедеврами. Ждем вас!

 

Источники:

www.rusmuseum.ru

Даль В.И. «Пословицы русского народа»

Иванов Е.П. «Русский народный лубок»

Иткина Е.И. «Русский рисованный лубок»

Кузьмин Н. «Русский лубок»

Лотман Ю.М. «Художественная природа русских народных картинок»

Ровинский Д.А. «Русские народные картинки»

В Жуковский «Как мыши кота хоронили»

Н. Заболоцкий «Как мыши с котом воевали»

Добавить комментарий