Разве забудешь… | Гринштейн Лев Аронович

Штрихи к портретам первостроителей города.

Об Иване Игнатьевиче Миронове. Первый кол.

Гринштейн Лев Аронович

В 1965 году я работал в филиале «Гипрокаучук» в отделе новой техники проектирования, где заведующим фотолабораторией был профессиональный фотограф Борис Николаевич Антюфеев. (Я видел у него удостоверение корреспондента ТАСС). Он рассказал мне, что после войны с семьёй переехал из Воронежа в Куйбышев. Как-то его позвал начальник Куйбышевского территориального строительного управления (КТСУ) Иван Игнатьевич Миронов, сказав, что надо снять на фото место, где будет построен город (он, видимо, придавал значимость этому историческому моменту). Приехали в Липяги и в чистом поле забили кол.  И Борис Николаевич показал мне фотографию, размером примерно 10х15 см. На ней на фоне невзрачного серого пейзажа (поле да небо!) люди забивают в землю кол. На снимке люди плохо различимы, но одним из них, безусловно, был И. И. Миронов — первостроитель нашего города!

Первая веха. Разбивка площадки перед строительством НПЗ. 1947 г.

Заслуги И. И. Миронова в рождении и развитии нашего города и нефтеперерабатывающего завода неоценимы. И справедливо, что его именем названа одна из центральных улиц города, на которой установлена мемориальная доска (автором проекта которой являюсь я), как знак уважения ко всем первостроителям. (В настоящее время на месте мемориальной доски стоит памятник Миронову И. И. работы скульптора Мельникова И. И. — прим. музей)

О Леоне Богдановиче Сафразьяне — зам. министра нефтяной и газовой промышленности.

Было это, если я не ошибаюсь, весной 1954 года. Я шёл по улице Маяковского мимо парка (теперь это парк «Победы») с поезда из города Куйбышева (ныне г. Самара), где я учился в строительном техникуме. Вижу — навстречу по аллее в сторону парка, к строящейся входной арке, быстро идёт группа людей. Впереди идут двое: высокий мужчина в светлой рубашке, склонив голову, как бы прислушиваясь — это Василий Иванович Марфин, я его сразу узнал, так как видел его раньше (его дочь Галина, одноклассница моего младшего брата, бывала у нас дома), а рядом, энергично шагая, шёл и что-то говорил, жестикулируя руками, Леон Богданович Сафразьян (я догадался, так как о его приезде слышал от отца, тоже первостроителя города с 1950 года). Сафразьян Л. Б., как я его запомнил, был крепыш небольшого роста, с круглой головой с тёмными волосами, коротко остриженными под «ёжик» (модной в те годы прической), в темно-серо-синем кителе. В 3-х метрах от них шла группа из пяти человек, переговариваясь между собой. Среди них я узнал только И. И. Миронова, так как видел его раньше на трибуне. Он был в тёмном костюме при галстуке. Когда мы поравнялись, я услышал резко сказанную Сафразьяном фразу: «…Когда же вы кончите возиться с этой несчастной аркой? Надо открывать парк, людям отдыхать негде! …» Строители подсуетились, и вскоре в праздничной обстановке парк был открыт.

Парк культуры и отдыха клуба им. 35 годовщины Октября. Начало 50-х.

Мокрая штукатурка.

Второй раз я увидел Сафразьяна Л. Б. в очередной его приезд в город около строящегося дома в 41 квартале. Главный фасад этого дома был в строительных лесах. Вдруг к дому подъезжает машина типа «Виллис», и из неё выходят трое. Я сразу узнал среди них Сафразьяна. Все подошли к дому, и я услышал от него несколько раздраженную фразу: «Бросьте вы эту мокрую штукатурку, сколько можно вам говорить! Людям жить негде! …» Я пошел дальше по своим делам, так как стоять около них, «открыв рот», было неудобно. Вскоре строительные леса разобрали, а дом долгие годы стоял с неоштукатуренным главным фасадом. Тогда в городе остро стоял вопрос об обеспечении людей жильём.

Праздник Великого Октября.

На строительство будущего нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) и города съезжались люди из ближайших сёл и деревень… Приближалась 34-я годовщина празднования Великой Октябрьской социалистической революции. На «Нижней» площади у здания «Дом техники» установили трибуну, а на фасаде на всю высоту здания, «не мудрствуя лукаво», по эскизу художника-оформителя Николая Михайловича Михайлова, был установлен Герб Советского Союза — ярко и патриотично!

Дом техники.

Утром был митинг. Выступал секретарь райкома КПСС по идеологии Сергей Константинович Карнейчик. Говорил красиво. Усиленная репродукторами речь была слышна далеко за пределами площади. Я не был там, а пришёл, когда люди уже разошлись. Поздняя осень, ноябрь, на площади — слой жидкой грязи. Вижу, со стороны продуктового магазина, на фасаде которого красовалась скульптурная голова коровы (этот магазин и сейчас на том же месте), вышла группа людей из 15-20 человек, все навеселе. И вот одна, разодетая по-сельски ярко, молодушка в сапогах начала лихо отплясывать и петь, да так, что только брызги летели во все стороны. Остальные, приблизившись к ней, с хохотом присоединились к пляске в этой грязной жиже. Это надо было видеть! Свинство, конечно! Но всем было весело. Праздник удался!

 

 

 

Источник: «Новокуйбышевск. Книга судеб». 2012 г.

Фото: фонды МБУК «Музей истории города Новокуйбышевска».

Добавить комментарий