Лазарева Ирина Сергеевна

Выбор был осознанным

Лазарева И. С.

Понятие «судьба» получило распространение в философии жизни в конце 19 века. В обыденной речи судьба означает участь, долю, жизненный путь, стечение обстоятельств.

В моем жизненном пути особую роль сыграло именно стечение обстоятельств.

В Жигулевских горах в Яблоневом овраге открыли уникальную нефть из глубин девона. Сразу встал вопрос о строительстве производственных объектов и рабочего поселка на территории села Отважное. Сюда военкомат г. Куйбышева в 1942 году командировал моего отца (строителя по специальности) для работы в должности начальника ОКС. Жилья не было никакого, и нашу семью поселили в деревенской избе под соломенной крышей (дома с деревянными крышами в то время были наперечёт). Не было в поселке и средней школы, поэтому десятилетку я окончила в г. Ставрополе, живя у своей бабушки.

В 1947 году встал вопрос о выборе профессии. Половина наших выпускников решили поступать в Куйбышевский медицинский институт, и я, конечно, тоже. Но там был огромный конкурс, и принимали, преимущественно, парней. Тем летом, гуляя с подругой по ул. Куйбышева, мы обратили внимание на большущее объявление об открытии в Индустриальном институте нового факультета – нефтяного. В приемной комиссии обаятельная женщина Вера Васильевна Шпица очень подробно рассказала нам о будущей специальности и о том, что стипендия на этом факультете высокая – 290 рублей (а в медицинском – 125). Конечно, отнюдь не большая по тем временам стипендия привела меня в Индустриальный институт. Мой выбор был осознанным, т. к. о нефти я уже кое-что знала, и не из газет. В первый прием набирали всего 2 группы по 30 человек. Я оказалась в группе «Переработка нефти и газа».
Программа обучения была очень сложной и насыщенной. Из нас готовили инженеров широкого профиля. Со второго семестра нам прибавили стипендию еще на 100 рублей, что обязывало нас хорошо учиться. Впоследствии мы были благодарны преподавательскому составу, который приучил нас работать с книгой и заниматься в исследовательских кружках.

Лазарева Ирина Сергеевна

В 50-е годы Волго-Уральский регион занимал обширную площадь, сеть месторождений расширялась, добыча нефти росла, приближаясь по объему к добыче на Апшеронском полуострове, и регион наш называли «второе Баку».

Важнейшей задачей стала необходимость развития переработки нефти, нужны были современные заводы для получения необходимых стране нефтепродуктов: топлив, масел, мазутов и т. д. И заводы возводились, среди них – Новокуйбышевский НПЗ. Сюда после окончания института в 1952 году (первый выпуск технологов) я была направлена в исследовательский отдел центральной заводской лаборатории.

С разных концов страны на завод приехали опытные, имеющие большой производственный стаж специалисты, которые несли особый патриотический потенциал и жизненный принцип: любую работу выполнять качественно и ответственно.

В исследовательском отделе было много молодых инженеров, окончивших университеты и институты Саратова, Москвы, Сызрани и Куйбышева (техники, лаборанты).
Мне повезло с наставниками: Писарчик Алевтина Николаевна – старший инженер (работала на Севере и Ишимбайском НПЗ); Вольф Михаил Борисович – научный сотрудник, к.т.н. из Уфы и, конечно, Дуденко Анна Федоровна – заведующая отделом, энергичная, требовательная женщина, но заботливая и внимательная к молодежи.

С лабораторным оборудованием было очень плохо, все делали только «в стекле». Кое-какие металлические приборы делал механический цех по чертежам из специализированной литературы, кое-что удавалось привозить из командировок. Тем не менее, проводимые лабораторные исследования позволяли решать важные для завода вопросы. Примечательным в нашей работе было то, что совещания в отделе при главном инженере завода Альтшулере А.Е. проводились с участием всех ИТР, такое внимание нас обязывало.

В круг моих обязанностей входили работы по определению качества сырых нефтей и получение нефтепродуктов заданного качества и ассортимента. Особое внимание уделялось получению реактивного топлива. Нужно было выяснить, почему неустойчиво качество этого продукта. С этой целью была создана бригада, куда вошли главный технолог Коротков М. И., начальник цеха № 1 Воронин М. С. и я. Мы проехали на автобусе по всей трассе нефтепровода до Татарии. Отбирали пробы в определенных точках, опломбировали их и брали с собой. Такая тщательная работа позволила найти место, где добытчики «химичили», подкачивая низкокачественную нефть другого месторождения, из которой топливо ТС-1 требуемых свойств получить невозможно из-за высокого содержания агрессивной меркаптановой серы. Благодаря этой поездке военпредам удалось доказать необходимость сортировки нефтей. Для меня это стало смыслом жизни: глубокие исследования необходимы, и создание новых методик и приборов – задача № 1.

Развитие современных производств и процессов невозможно без большой науки. В городе появились крупные исследовательские институты: Гипрокаучук, НИИСС и Нефтетехнологическое отделение КНИИ НП, ныне это ОАО «СВ НИИ НП». В этот институт я и перешла работать из ЦЗЛ НПЗ вместе с другими сотрудниками исследовательского отдела. Пришли в необорудованные комнаты 1 этажа контрольной лаборатории топливного производства. Всё начинали с нуля. Зачисленная на должность старшего научного сотрудника, с первых дней я выполняла обязанности руководителя, и с начала 1959 года Приказом директора КНИИ НП была утверждена на эту должность.

С 1959 г. в лаборатории выполнялись 2 научно-исследовательские работы: «Исследование нефтей новых месторождений Куйбышевской области» (руководитель Лазарева И. С.) и «Обобщение опыта работы по подготовке сернистых нефтей Куйбышевской области к переработке» (руководители – ст. инженер В. П. Карузин и м.н.с. Т. Н. Шишакина). Кроме этих тем лаборатория выполняла отдельные работы по просьбе заводов и контролировала работу опытных установок института, пока не имеющих собственной лаборатории.

Большую роль в становлении лаборатории как научного подразделения сыграли руководители лаборатории исследования нефтей ВНИИ НП С. П. Павлова и З.В. Дриацкая, которые не только консультировали нас, но и предоставляли свое оборудование для наших исследований масляных дистиллятов, что позволило нам качественно и в срок завершить работу по этой теме.

Постоянное сотрудничество с такими крупнейшими научными центрами страны, как ВНИИ НП, Московский институт нефти, ГрозНИИ, БашНИИ НП, институт органической химии БашФАН позволило лаборатории внедрять новые методы исследования с привлечением современной аппаратуры и выдавать более полные данные по исследованиям нефтей и их фракций. Лаборатория приобрела авторитет у производственников. Круг заказчиков расширился за счет открытия новых месторождений в Западной и Восточной Сибири, в Удмуртии, Казахстане, Оренбургской и Ульяновской областях. Все больше добывалось нефти высокосернистой, требующей особых условий подготовки и переработки. Появились нефти со специфическими свойствами. Диктовалась необходимость углубленно исследовать химический состав фракций и состав сераорганических соединений. Сотрудники лаборатории регулярно принимали участие во Всесоюзных совещаниях по составлению и расширению программы исследований нефтей, разработке новых методов и ГОСТов.

В 1984 году лаборатория получила ответственное задание: выполнить исследование двух месторождений – Варадер и Харуко – и их смесей в заданном соотношении для получения данных для проектирования завода на Кубе. Задание выполнялось комплексно в 4-х институтах (ВНИИ НП, ГрозНИИ, БашНИИ НП и нашем). Кроме изучения общих свойств нефтей нам предстояло получить и исследовать масляные дистилляты.
С сырьем и фракциями такого типа ранее нам иметь дело не приходилось. Нефти на Кубе тяжелые, высокосернистые, малопарафинистые, а масляные дистилляты – низкоиндексные. В техническом отделе ВНИИ НП засомневались было в полученных нами данных, но заведующий отделом, достав свежий американский журнал по нефтям, подтвердил наши результаты, характерные для месторождений этого региона мира.
С полученными результатами я в составе делегации из представителей институтов – участников исследований кубинской нефти в марте-апреле 1986 года побывала на Кубе. Там произошло несколько интересных встреч с сотрудниками Исследовательского центра, для которых я выполняла работу по исследованию сернистых соединений нефти месторождений Варадер и Харуко.

Пребывание на Кубе оставило у меня неизгладимое впечатление. С радостью встретились мы с Жозефиной, начальником техотдела завода в г. Сантьяго де Куба, с которой познакомились во время её стажировки на Новокуйбышевском НПЗ.

Полученный нами большой объем исследовательских данных был включен в картотеку нефтей Союза, на их основе был выпущен II том справочника «Нефти СССР». В последние годы широко используются математические способы определения потенциального содержания светлых фракций и серы в нефтях, что, несомненно, удобно для производственников.

По итогам исследовательских работ мною опубликовано в соавторстве более 35 печатных трудов и более 200 – рукописных. За время работы в должности зав. лабораторией подготовила 3-х дипломников ВУЗа, 25 выпускников Нефтехимического техникума, а также большое количество лаборантов. Последние годы работала старшим научным сотрудником, а в 2000 году ушла на пенсию и вот уже 22 года возглавляю Совет ветеранов института. Да и трудовую деятельность постоянно совмещала с общественной и партийной работой.

Мы с мужем вырастили двух сыновей, радуют нас внучка и внук.
Я горда тем, что моя жизнь оказалась востребованной на заводе, в науке, в городе. Маленькая точка на карте России – Новокуйбышевск – оказалась моей судьбой.

Источник: «Новокуйбышевск. Книга судеб». 2012 г., 420 с. Фото: из личного архива Ирины Сергеевны.

P.S. Ирина Сергеевна и её муж Илья Вульфович были добрыми друзьями нашего музея. Наши основной и научно-вспомогательный фонды включают в себя немало предметов, подаренных музею этой семьей.

К сожалению, 29.11.2021 г. Ирины Сергеевны не стало.

Добавить комментарий